olga_o_aga (olga_o_aga) wrote,
olga_o_aga
olga_o_aga

Иоланта два плюс: Щелкунчик; Женовач. Или «Посторонним вход воспрещен».

Пригласила я сегодня в Большой театр коллег из Волгограда, прибывших в Москву на химическую выставку, . Радовалась, предвкушала, как они будут впечатлены великолепием моего любимого театра. Тем более сегодня премьера – опера «Иоланта».
Прибыли в театр, осмотрели пространства фойе и направились в зал. Там сегодня отсутствовал привычный занавес. На сцене стояла какая-то палатка (шатер, ангар, сарай). Во всю сцену. Из деревянных реек. Левая половина палатки была черная, а вторая нет. В обеих половина стояли пюпитры. В черной половине – черные, а в белой белые.
Появился дирижер – Антон Гришанин. И одновременно в черной половине девушка Иоланта (Екатерина Морозова0. Оркестр начал играть симфоническую сюиту «Щелкунчик». А девушка изображать слепоту, то сидя, то шарахаясь вдоль стен, естественно черной половины. Короче, 40 минут, примерно столько длится симфоническая сюита, мы погружались в ужасы мира незрячих людей. Прониклись, по мере возможности. Народ был в таком… «охрене», что даже аплодировать не старался. Честнее всего был мальчик в первом ряду первого яруса, который дрынкал ногтями по защитной металлической сетке (от падений предметов). И этот звук сопровождал почти всю симфоническую сюиту и выражал общее настроение скуки, недоумения и обманутых ожиданий. А я еще переживала из-за своих коллег, у которых это был первый визит в БТ.
Сюита закончилась ближе к восьми, и началась непосредственно Иоланта. В белую половину набились мужчины в камзолах и женщины в белых глубоко декольтированных платьях. Мужчины сели за пюпитры. А Дамы, так сказать, водрузились им на колени. Дамы были «со стаканАми». И вся это толпа челяди начала предаваться пьянству и разврату. Среди дам была кормилица Иоланты Марта (Евгения Сегенюк), которая вела диалог со слепой Иолантой (та была в черной комнате, естественно одна, больше про это писать не буду, все равно ничего нового за все три часа с несчастной не случится).
Марта сопереживала бедняжке, строго согласно либретто, вокалом, И... стебалась над подопечной пластически, томясь необходимостью изображать заботу и сострадание. Уж и не знаю, все ли смогли понять тонкий, глубокий, не на поверхности лежащий режиссерский замысел, и осознали насколько лживыми могут быть слова…
Потом в этом борделе появились король Рене (Вячеслав Почапский) - мужик в белом ниже колена кардигане крупной вязки, и еще несколько героев в таких же свитерах, мавританский врач Ибн-Хакия (Эльчин Азизов), его хламида, кстати, единственный костюм, который как-то возможно ассоциировать с исполняемой партией. Потом появились Роберт (Игорь Головатенко) и Водемон (Олег Долгов), принадлежность которых к более молодому поколению обозначалась трикотажными «трениками» с огромными накладными карманами и курточками «бомберами».
Ааа, как же я забыла. После окончания сюиты, в тишине, две капельдинерши вынесли огромную корзину роз, и поставили ее перед перегородкой палатки, перегородкой, которая разделяет черную и белую половину. Естественно Зал решил, что это презент оркестру за «Щелкунчика» и вежливо похлопал капельдинершам и оркестру.
Но!!!…ошибочка вышла. Нет. Это был не подарочный букет. Это был САДИК. Все же помнят, что Роберт и Водемон попадают в сад чудесный, где и встречают Иоланту, рвут розы и т.д. Так вот, не мудрствуя лукаво, эту миссию гении постановки возложили ту самую корзину.
На этом собственно все действие закончилось. Второй акт – Иоланта опять бродила между черных пюпитров, они применения практического так и не нашли, а в белой половине, народ в свитерах, декольте и рэпперских нарядах, благо весьма монохромных, просто пел выстроившись в хор. В конце Водемон открыл дверь в темницу, Иоланта прозрела, черная шторка уехала назад.
Что собственно можно добавить… Что если это представить как концертное исполнение, если ликвидировать этот цирк с дурацкими одеждами, убогой декорацией , да и самой постановкой, то действительно возможно насладиться и прекрасной симфонической сюитой, и бесподобной партитурой «Иоланты». А, главное, замечательным исполнением оперной труппы и оркестра.
Да, и последнее! Пользуясь либретто «Иоланты», хочу пожелать Большому театру изготовить таблички для всех входов и выходов: «Смерть ожидает всякого драматического режиссера, который со своими скудоумными идеями для малюсенького театрального подвала с тремя лавками решит покуситься на Историческую сцену Большого театра». Доколе???

Tags: Большой театр, Иоланта, Опера
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment